Блог

Преодолевая языковой барьер

Опубликовано 9 апреля, 2016 на 11:32 дп от / No Comments

Как много из нас, потратив годы на языковые курсы и репетиторов, преодолевают языковой барьер и наконец-таки решаются начать говорить с носителями? Те, кому повезло с курсами или учителем, возможно даже с языковой средой – уже непринужденно общаются и наслаждаются всеми преимуществами владения английским. Другая часть студентов продолжает накапливать багаж теоретических знаний – в вечном поиске той отправной точки, после которой они ЗАГОВОРЯТ.

Иллюзия “Я начну говорить, когда ….”

Первый раз мы знакомимся с ней, когда мы начинаем учить алфавит на уроках английского в школе, не слыша и не “видя” живого языка. После алфавита идут слова, фразы, вымученные предложения, с таким трудом переведенные дословно с русского (а как же иначе? :-))  Проходят годы, а школьники всё так же учат слова и фразы, теперь уже приправленные грамматикой, но всё равно не говорят. Так рождается одна из самых вредных иллюзий, что иностранный язык – это совокупность фраз и слов, и достаточно просто научиться понимать структуру языка и “выучить все правила”, чтобы начать говорить.

Конечно же, в большинстве случаев этого не происходит. Потому что речь – это не собрание сочинений и правил. Это навык. Такой же навык, как игра на фортепиано, езда на автомобиле или плавание. И этот навык необходимо тренировать.

Представьте, что вы прочитали все книги про то, как ездить на автомобиле, вы изучили всю механику, вы знаете название каждой детали  – сможете ли вы сесть и поехать? Нет, вам нужны тренировки – чтобы ваше тело обучилось тому, как управлять автомобилем, как, не задумываясь, пользоваться его приборами и ехать туда, куда вам необходимо. Также и с языком – мы можем научить тело слушать иностранный язык,  произносить новые звуки, думать категориями этого языка и чувствовать его дух. Именно так, плавно и постепенно растворяется языковой барьер – через тренировку языковых навыков.

Что делать, чтобы преодолеть языковой барьер?

Обо всём этом просто и понятно излагает Тим Донер, молодой полиглот, говорящий на 20 языках. Его выступление – на английском – так что у вас есть прекрасная возможность потренировать навык слушания и понимания английской речи – прямо сейчас 🙂  За эти пятнадцать минут вы узнаете о том, как Тим преодолевал языковой барьер, и что он делал, чтобы освоить все 20 языков, на которых он говорит. Перевод на русский  – ниже, под видео, однако не делайте себе медвежью услугу – посмотрите сначала оригинал.

Приступаем к просмотру!

 

«Уже несколько лет в прессе меня именуют «самым молодым полиглотом в мире». Звучит прямо как какой-то редкий диагноз. Ну в самом деле, не болезнь ли это: человек зачем-то выучил множество языков; охваченный своей всепоглощающей страстью к иностранным словам, он проводит долгие часы в одиночестве над всякими учебниками по грамматике…

Да, правда: я знаю 20 языков, включая родной английский. Но далеко не сразу я понял, что эти знания нужны вовсе не для того, чтобы поторговаться с продавцом насчет кебаба по-арабски или заказать какое-то блюдо из меню на хинди. Свободное владение чужим языком – это своего рода искусство.

Я начал учить языки в 13 лет. Увлекся Ближним Востоком и стал самостоятельно изучать иврит. Потом, сам не знаю почему, подсел на израильскую фанк-группу «Хадаг нахаш», буквально каждое утро слушал один и тот же их альбом. Через месяц я знал наизусть каждую из 20 песен – при этом понятия не имея, о чем они. Но когда наконец я выяснил, как они переводятся, впечатление было такое, будто мне в мозг разом загрузили целый словарь. В память прочно впечатались несколько сотен слов и выражений на иврите, и дальше даже не было необходимости заглядывать в учебник.

Я решил провести эксперимент. Обходил все еврейские кафе в своем районе в Нью-Йорке, подслушивая чужие разговоры. А порой набирался смелости, чтобы представиться, и пробовал составить из своих песенных запасов фразы – по большей части корявые, а иногда и правильные. Как бы то ни было, мне удавалось объясняться, и стало понятно, что мой способ работает.

Тогда я приступил к арабскому. Каждое утро читал со словарем заголовки новостей, болтал с уличными торговцами. Потом был персидский, русский, китайский… и еще 15 языков. Сейчас мой день проходит примерно так: я общаюсь по скайпу с друзьями на французском и турецком, около часа слушаю поп-музыку на хинди, а во время обеда читаю книжку на латыни или греческом. Изучение языков стало страстью, я использую для этого любую возможность: летние школы, форумы в интернете, языковые встречи, которые устраиваются в городе.

Обо мне рассказывали на BBC, в газете New York Times и других СМИ. «Подросток говорит на 20 языках!» Сначала это казалось просто фантастикой! Я думал, что мое хобби (экзотическое, по мнению многих) вот-вот станет мейнстримом, что журналисты дают мне прекрасную возможность пропагандировать изучение языков.

Но с какого-то момента я стал воспринимать это как бессмысленную рутину. В ток-шоу на меня смотрели как на пляшущего медведя («Ты хочешь больше узнать про Ближний Восток? Вот это круто…», «А скажи-ка по-арабски «Я смотрю «Канал 2»!). Из этих поверхностных разговоров я вынес для себя один печальный урок: единственная задача современных медиа – просто привлечь внимание зрителей, а то, что действительно ценно, увы, теряется.

Начиная заниматься языками, я был чересчур романтичен, мне казалось, что главная задача – научиться говорить свободно. Потом я понял, что все не так просто. Можно вроде бы свободно изъясняться на языке, но при этом испытывать большие трудности в понимании какого-то его сегмента. Английский язык для меня родной, но на самом деле я разговариваю на смеси подросткового и манхэттенского сленга. Когда я слышу разговоры отца и его коллег-юристов, их слова звучат для меня столь же загадочно, как если бы они говорили на финском. Шекспира мне не одолеть без словаря. И безусловно, я совершенно растеряюсь, если окажусь в компании жителей Ямайки или каджунов – этнических франкоканадцев, живущих в штате Луизиана. При этом формально все мы говорим на одном и том же английском языке.

Мой учитель английского родом из Польши, но говорит по-английски лучше меня, его речь усыпана выражениями типа «эпентетические гласные» или «глухие альвеолярные согласные». И вдруг в один прекрасный день выясняется, что он никогда не слышал слова tethered (англ. «привязной», «на привязи»). Означает ли это, что он «не говорит» по-английски? Если говорить на каком-либо языке подразумевает знать все до единого слова и с одинаковой легкостью поддерживать разговор о ядерной физике и о классической музыке, то вряд ли мы найдем хоть кого-то, кто соответствует этим требованиям.

Сводя человека к количеству языков, которыми он владеет, мы обесцениваем язык, забывая, какую огромную силу дает любой язык говорящему на нем. Язык – это живое воплощение культуры, истории, менталитета, а не позолоченный трофей, радующий чье-то самолюбие. Сложнейшая мозаика, в которую каждый из нас вносит свою уникальную лепту, будь то сонет Шекспира или «Lol bae g2g ttyl» (1). За то время, что я находился под лучами софитов, я понял, что выражение «знать язык» может подразумевать разные вещи. Это и запоминание таблиц глаголов, и понимание сленга, и умение говорить точь-в-точь как носители языка. Я отдаю себе отчет, что никогда не научусь совершенно свободно говорить на 20 языках. Но мне важно их знать – это возможность разговаривать с людьми, расширять границы своей культуры, находить общий язык с человечеством. Вот урок, который стоит выучить”. (Источник Ted)

 1. Фраза, состоящая из сокращений, используемых в чатах и смс-переписке: Lol – laughing out loud (смешно); bae – baby (детка); g2g – got to go (мне пора); ttyl – talk to you later (поговорим позже). 


Если вам нравится наш подход к языку, приглашаем вас на наши программы:

Курс устной речи «Итальянский с н0ля» (очный интенсивный курс в Москве)

Курсы “Грамматика с песнями”:

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments